murano

Вернер Пантон

   104210771088108510771088_105510721085109010861085_img1
   
Вернер Пантон никогда не был дизайнером законченной формы, поэтому все его разработки остаются актуальными по сей день, а некоторые все ещё рассматриваются как экспериментальные модели.

Работая с такими материалами, как плексиглас, фибергласс, фанера, пластик, стекло, сталь, пенорезина, пенопропилен, он создавал доселе невиданные психоделические интерьеры. Пантон не стремился придумать отдельные, пусть даже оригинальные предметы, вместо этого он старался создавать атмосферу. Каждый объект выступал в качестве элемента жилой среды, вписываясь в общую концепцию и передавая нужное настроение. Дизайнер называл это «интерактивным домашним ландшафтом». Визитной карточкой Пантона можно по праву назвать инсталляцию «Фантастический ландшафт» в придуманной им волнистой комнате Visiona II в 1970 году (в Кёльне, Германия). Этот сюрреалистический интерьер, где стены, пол, потолок и мебель представляют собой единый организм, стал настоящей эмблемой 60-х.

Пантон утверждал, что цвет важнее формы, и своей целью ставил научить людей, окружающих себя традиционными серо-бежевыми цветами, использовать воображение в оформлении интерьеров.

Работая с ярким, чистым цветом, чаще всего противоположным тому, который был бы естественен для того или иного объекта, он предложил новый, революционный подход к оформлению помещений.

Но, несмотря на увлечённость цветом, он создал огромное количество объектов, которые вошли в историю дизайна именно благодаря своей революционной форме. В числе таких вещей — знаменитый Panton Chair (1960), стул из единого куска формованного пластика. Семь лет Пантон искал фабрику, которая возьмется сделать эту модель, и в то же время продолжал совершенствовать ее. Первоначально изготовленный Фрицем Хансеном, стул начал производиться в 1967 году компанией Herman Miller&Fehlbaum. С 1999 года и поныне его выпускает компания Vitra. Panton Chair дебютировал в 1967 на обложке журнала Mobilia и получил награду A.I.D. в 1968 году.

Вернер Пантон родился в маленьком городке Гамтофт на датском острове Фюн. С детства он стремился стать художником, но не показал большого таланта в рисунке. Пантон учился в техническом колледже в Оденсе на инженера-строителя. Завершив учебу в колледже, Пантон переехал в Копенгаген в 1947 году и начал обучение в Королевской Датской Академии Искусств.

Знакомство с Паулем Хеннингсеном, художником по свету, известным за свои смелые, чёткие эстетические принципы, позволило Пантону начать эксперименты с проектированием мебели. (В 1950 году Пантон женился на дочери Хеннингсена – Туве Кемп, но вскоре развёлся). Также он дружит с дизайнером-ремесленником Хансом Вегнером, известным за модернизацию классических датских стульев из тика. Благодаря ему Пантон проявил страсть к экспериментам с пластиком и антропогенными материалами для создания динамичного цветового решения в геометрических формах поп-арта.

Не менее важным было обучение и сотрудничество Вернера Пантона с Арне Якобсеном с 1950 по 1952 годы. В студии Пантон был не на самом лучшем счету, так как большую часть времени уделял собственным проектам.

Приобретя на комиссию от первых своих заказов подержанный Volkswagen, Пантон переоборудовал его под передвижную чертёжную мастерскую и начал путешествие по Европе, которые помогли ему заключить контракты с производителями. В 1955 году Фриц Хансен начал производство стульев Bachelor и Tivoli, изготовленных из трубчатой стали, ткани и пластика.

В конце 60-х—начале 70-х Пантон экспериментировал с использованием ткани в интерьере. Он полагал, что мебель должна взаимодействовать друг с другом, как «своего рода пейзаж, который отказывается быть только функциональным». В этот период был создан целый ряд объектов, отражающих философию дизайнера.

Другой весомый вклад Пантона в дизайн середины столетия — его непрерывные эксперименты со светом. Серия ламп «Fun», подвесные лампы «Globe» и разнообразные люстры положили начало новому подходу к освещению. С 1955 по 1998 год Пантон разработал дизайн более чем 25 светильников. Освещение в исполнении Пантона переставало быть просто необходимостью и становилось неотъемлемой частью дизайна помещений, заставляя интерьер играть по-новому.

В середине семидесятых Пантон увлекся созданием частных интерьеров. Штучная, индивидуальная работа позволила дизайнеру ещё раз разрушить им же созданные каноны.

В циничную пост-вьетнамскую эпоху 70-х Вернер Пантон постепенно потерял своё место на сцене промышленного дизайна. Политизированная эстетика и конструкции Алессандро Медини и Гаэтано Пеше казались более важными, чем игривый оптимистичный стиль Пантона. В то время как другие дизайнеры его поколения, в частности Етторе Саттсасс, были приняты и активно работали с молодыми коллегами, Вернер Пантон находился во всё большей изоляции в своей внутренней швейцарской эмиграции.

Книги не горят, и гениальные вещи тоже, и это подтверждается триумфальным восшествием на сцену мирового дизайна в девяностые. Уже забытый, списанный в легенды уходящего века, Пантон с легкостью возвращает увядшие, было, лавры великого художника и снова находит признание, особенно среди молодёжи.

Интерьеры, мебель, освещение и объекты, разработанные Вернером Пантоном, и по сей день остаются одними из наиболее передовых интеллектуальных экспериментов в дизайне. Казалось, он обладал даром предвидения — настолько безошибочно он предопределял тенденции, которые впоследствии становились наиболее популярными. Он оказал огромное влияние на художников и дизайнеров, творивших начиная с 60-х и до сегодняшних дней, и его проекты, хранящиеся в архивах, скорее всего, ещё долго будут браться за основу во многих направлениях современного дизайна.

         104210771088108510771088_105510721085109010861085_img2

MURANO:
MURANO: